Министерству не хватило обороны

Портал Верхняя Пышма

Семья погибшего солдата из Башкирии выиграла суд у военных

Суд в Уфе сегодня частично удовлетворил исковые требования семьи из Уфимского района к Минобороны России. Галинур, Гульсима и Гульназ Сиразевы должны получить совокупно 2,5 млн руб. моральной компенсации за смерть их сына и брата Ильдара Сиразева в воинской части Свердловской области. Солдат погиб в 2019 году после удара электротоком от корпуса штабного автомобиля. Суду были представлены рассказы других военнослужащих из той же части: они утверждают, что солдаты регулярно страдали от ударов током, но руководство никаких мер не предпринимало.

Уфимский районный суд сегодня частично удовлетворил исковые требования семьи из Башкирии, чей сын погиб в 2019 году при прохождении срочной службы в Свердловской области. Супруги Гульнур и Гульсима Сиразевы и их дочь Гульназ просили выплатить им совокупно 3 млн руб. в качестве моральной компенсации за гибель солдата Ильдара Сиразева. Суд уменьшил сумму компенсации до 2,5 млн руб.

20-летний Ильдар Сиразев был призван из Уфимского района в воинскую часть №28331 Свердловской области в 2019 году после окончания автотранспортного колледжа. 25 июля 2019 года его семье сообщили, что солдат погиб на Адуйском полигоне (Верхняя Пышма), получив удар электротоком от штабного автомобиля «Урал 4320». Виновным в случившемся был признан проходящий службу по контракту сержант Николай Богданов. На момент трагедии он исполнял обязанности командира отделения — начальника электростанции взвода энергетического обеспечения батальона связи. Екатеринбургский гарнизонный военный суд, рассматривавший уголовное дело в отношении сержанта, пришел к выводу, что тот был ответствен за безопасность автомобилей и своевременно не устранил неисправности. В августе прошлого года суд признал Николая Богданова виновным в халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 293 УК РФ), и приговорил его к двум годам лишения свободы условно.

Семья Ильдара Сиразева обратилась с иском к Минобороны и воинской части №28331 в декабре прошлого года. Заседания несколько раз переносили по разным причинам. На последних трех заседаниях судья Алексей Кузнецов исследовал документы, зачитал возражения на иск Минобороны, представители которого в суд не явились, и выслушал позицию семьи и ее представителя — председателя правления комитета социальной защиты военнослужащих и членов их семей Башкирии Владимира Симарчука.

Семья погибшего солдата сообщила суду, что «смерть сына нарушила неимущественные права — неприкосновенность родственных связей». «Нас, родителей, лишили права на достойную старость»,— заявили они в иске. По их словам, до призыва их сын подрабатывал и откладывал деньги, чтобы купить автомобиль, но впоследствии все накопления семья потратила на организацию похорон и поминок. В мае этого года Сиразевы частично взыскали с Минобороны расходы на похороны (60 тыс. из 176. тыс. руб.) в Уфимском райсуде.

Все заседание Гульсима Сиразева плакала. На вопрос судьи, поддерживает ли она исковые требования, она ответила:

Да. Не дай бог никому пережить такое. Если бы мы знали, что в армии будет такое отношение…». Фразу она не закончила.

Владимир Симарчук сообщил суду, что в ходе рассмотрения уголовного дела в военном суде в Екатеринбурге выяснилось, что у автомобиля, который обслуживал Ильдар Сиразев, были многочисленные неисправности: поврежденная электропроводка с токовой перегрузкой, незаизолированные контакты выключателей, неисправный щит с автоматической защитой.

Господин Симурчук заявил, что удары электротоком в воинской части, где служил погибший срочник,— регулярное явление. К такому выводу он пришел, проведя собственное расследование: опросив сослуживцев Ильдара Сиразева и других военнослужащих из Башкирии, в разное время призывавшихся в эту часть. Некоторые показания в письменном виде были представлены суду. Так, Наиль Мухамедьянов, служивший в воинской части №28331 в тот же период, что и погибший Ильдар Сиразев, сообщил, что одна из штабных машин «пробивала током» и сам он получил удар от корпуса автомобиля «Урал»: «Могу сказать, что било током не только меня, но и других ребят по службе. Неоднократно сообщали старшим по званию, но никаких действий по устранению неисправностей не предпринималось». Такие же объяснения дал другой солдат-срочник из Башкирии Артем Ларионов.

Аргументируя исковые требования, Владимир Симарчук отметил, что «законы РФ накладывают обязанности на командиров и начальников об обеспечении безопасного прохождения службы». «Это не боевая, а рабочая обстановка»,— сказал он.

Минобороны в отзыве на иск заявило, что «наличие факта родственных связей само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда». По мнению министерства, оно не несет никакой гражданско-правовой ответственности, так как вина минобороны в случившемся не была доказана.

По решению суда, минобороны должны выплатить Галинуру и Гульсиме Сиразевым по 900 тыс. руб., их дочери — 700 тыс. руб. Сиразевы пояснили Ъ, что планируют потратить средства на лечение дочери — инвалида третьей группы, которой требуется дорогостоящая операция.

Загрузка ...